Оптимизировать нельзя доначислить

вестник 15.01.2018

Изменение в законодательстве стимулирует поиск новых способов проверки контрагентов.

Проверка контрагентов теперь не является единственным обоснованием получения налоговой выгоды. Как теперь проявлять «должную осмотрительность», если в законе прописаны случаи, когда компания может получить налоговый вычет?

Предприниматели и ФНС следовали концепции «должной осмотрительности» более 10 лет, руководствуясь Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Статья НК РФ 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», вступившая в силу в августе 2017 года, точно определяет критерии, когда возможно получить возврат налогов. Таких критериев два: во-первых - оптимизация налоговых отчислений не является целью сделки, во-вторых - лицо, с которым заключен договор, выполняет обязательства.

В целом статья 54.1 НК РФ — попытка закрепить понятие необоснованной налоговой выгоды на законодательном уровне.

Статья предусматривает запрет на возврат налогов в результате сознательного искажения компанией сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения.

Характерные примеры «искажения»:

  • «дробление бизнеса» в целях неправомерного применения специальных режимов налогообложения;
  • нереальность исполнения сделки сторонами;
  • скрытие налогоплательщиком фактического дохода, отражение заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

Признаки получения необоснованной налоговой выгоды:

  • сделка не имеет разумного объяснения с позиции хозяйственной необходимости. Например, присоединение компании с накопленным убытком без активов при отсутствии экономического обоснования;
  • факт обналичивания денежных средств компанией или взаимозависимым лицом, факт использования таких средств на нужды компании, учредителей, должностных лиц, использование одних IP-адресов, обнаружение печатей и документации контрагента на территории проверяемой компании;
  • нетипичность документооборота, несоответствие обычаю делового оборота поведения участников сделки, должностных лиц.

Обязательство по сделке должно быть исполнено заявленным в договоре контрагентом, а не другим «посторонним» лицом.

Данный пункт закона впервые прямо акцентирует внимание на необходимости проверки исполнения сделки конкретным контрагентом, указанным в договоре. Реальность контрагента легко установить в случае налогового контроля: обычно фирмы-однодневки не обладают необходимым штатом сотрудников для исполнения взятых на себя обязательств.

Здесь появляется презумпция необоснованной налоговой выгоды в случае, если обязанное по договору лицо не выполнило свои обязательства по нему. Иными словами, если сделка реальна, налоговых претензий к участникам нет, но действительным исполнителем выступило какое-то третье лицо - налогоплательщик теряет право на получение налоговой выгоды по сделке.

По сути эта норма закрепляет объективное вменение налогоплательщику вины в налоговом правонарушении в зависимости от действий контрагента.

Из других нововведений - в статье есть оговорка, что нельзя лишать налогоплательщика его прав лишь на том основании, что документы по сделкам подписали неустановленные лица, контрагенты оказались однодневками, или компании использовали специальные налоговые режимы, льготы или пониженные ставки налога.

Отныне не могут служить основанием для налоговых претензий в получении необоснованной налоговой выгоды следующие хозяйственные факты:

  • подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом;
  • нарушение контрагентом налогового законодательства;
  • наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций).

Новая норма НК РФ не снимает с бизнеса ответственности за проведение мероприятий должной осмотрительности, однако у налоговой появляются дополнительные инструменты для доказательства фактов получения необоснованной налоговой выгоды с помощью фирм-однодневок или путем построения схем аффилированности взаимозависимых лиц. Организации обязаны проверять своих контрагентов еще более основательно, а налоговый орган будет искать факты возможных нарушений.

Принятая статья 54.1 не отменяет всю предыдущую практику борьбы с однодневками, но расширяет возможности налоговых органов в выявлении сомнительных операций, а бизнесу дает дополнительную мотивацию для проверки контрагента.